Русские военные машины снабжения

Автомобили

Не секрет, что в Советском Союзе для многих отечественных автозаводов заказы от Министерства обороны (МО) были определяющими чуть ли не для всей продукции. Уникальность заключалась в ее двойном назначении, она могла применяться и в армии, и в народном хозяйстве, при этом армейские требования к технике были главенствующими. Сегодня ситуация другая, и МО уже не основной заказчик техники, но вместе с этим никто не отказывается от поставок техники в ВС РФ.

По каким принципам сегодня строятся взаимоотношения между Минобороны и производителями автомобильной техники и какие перспективы у этого сотрудничества? Эти и другие вопросы рассматривались на конференции «Военная автомобильная техника XXI века» в рамках Международной выставки продукции военного назначения Сухопутных Войск (МВСВ). Наиболее интересные материалы этой конференции мы и решили опубликовать.

Принципы сотрудничества МО с автозаводами

Для Минобороны и предприятий автопрома вопросы дальнейшего технического совершенствования выпускаемых моделей автомобилей, создание новых более эффективных образцов и организация их серийного производства имеют большое значение. Для их решения выработаны основополагающие принципы совместной работы.

Во-первых, требуется качественный рост технического уровня создаваемых автомобилей. Министерство обороны будет финансировать только те работы, которые принесут существенное повышение основных показателей ТТХ, и осуществлять закупки только тех образцов, которые в большей степени соответствуют предъявляемым требованиям и назначению. Заниматься поэтапной модернизацией заводы могут и должны за свой счет в ходе серийного производства. Главенствующим остается принцип создания военной автомобильной техники в составе унифицированных семейств различных классов грузоподъемности и предназначения.

Русские военные машины снабжения

Во-вторых, необходимо максимально снизить затраты на разработку и освоение производства новых образцов автомобильной техники за счет реализации принципа «двойного назначения». Существует опасность, что это может привести к «вымыванию» ряда важнейших показателей тактико-технических требований, обязательных для армейских автомобилей: опорная проходимость, приспособленность к техническому обслуживанию и ремонту в войсковых условиях и применение импортных комплектующих.

В-третьих, экономический рост предприятий автомобильной отрасли позволяет планировать развитие производства на длительный срок. В связи с этим стороны пытаются найти гармоничное сочетание программ развития конструкций автомобилей разных типов и освоения военной автомобильной техники. Например, сейчас развитие коммерческих автомобилей входит в противоречие с требованиями, предъявляемыми к армейским автомобилям. Это касается широкого применения на отечественных автомобилях импортных комплектующих и разрабатываемых узлов, агрегатов и систем автомобилей, которые не могут быть использованы в конструкции армейских автомобилей.

В свою очередь предприятия-производители должны иметь четкое представление об объемах закупок МО их продукции, чтобы спланировать необходимые инвестиции в НИОКР и развитие производства армейских автомобилей, определить номенклатуру и количество необходимого технологического оборудования, сроки окупаемости вложенных средств и другие показатели. Выделяемые бюджетные ассигнования позволят МО финансировать разработку только новых образцов автомобильной техники, а подготовка производства и организация серийного производства будут осуществляться за счет предприятий-производителей.

Интересно проследить перспективы развития автомобильных предприятий с конкретными предложениями в адрес МО. Начнем с Ульяновского автомобильного завода как с производителя самых маленьких армейских автомобилей.

Русские военные машины снабжения

Сегодня модельный ряд Ульяновского автозавода состоит из трех семейств автомобилей: Hanter, Patriot, LCV и MPV (полноприводные коммерческие микроавтобусы и грузовики, другими словами, УАЗ-2206 и УАЗ-3303). Основное развитие автомобилей УАЗ направлено на применение единой агрегатной платформы, на которую будут устанавливаться три различных семейства двигателей: бензиновый ЗМЗ-409.10 (Euro 2), дизельный ЗМЗ-5143.10 (Euro 2) и импортный дизельный двигатель (Euro 3, 4), а также общая механическая 5-ступенчатая коробка передач южнокорейского производства Dymos, раздаточная двухступенчатая коробка УАЗ и неразрезные мосты производства УАЗ. Уже в этом году большинство из задуманного должно быть воплощено на серийных автомобилях, в частности установка на все автомобили КП Dymos. На 2007 год планируется установка импортных дизельных двигателей на семейство Patriot, а в 2008 году – разработка нового экстерьера и интерьера для того же семейства Patriot.

Ульяновский автозавод разработал новый автомобиль УАЗ-2970 с дизель-электрической моторно-трансмиссионной установкой. На автомобиле с дизельным двигателем ЗМЗ-5143 агрегатирован генератор и два тяговых электродвигателя. Совместно с МАМИ создан совершенно новый модульный кузов командирского автомобиля с возможностью скрытого бронирования, который при желании может быть установлен на шасси УАЗ-2970.

Русские военные машины снабжения

На Горьковском автомобильном заводе существует несколько направлений развития военной автомобильной техники. И в первую очередь это развитие семейства автомобилей «Садко». Унаследовав от легендарного ГАЗ-66 наилучшие качества по проходимости, автомобили семейства получили дизельный двигатель ММЗ Д-245. В настоящее время ведутся разработки по установке на автомобили «Садко» дизельного двигателя производства ЯМЗ и увеличению прицепной нагрузки на автомобиль до 3 т.

Русские военные машины снабжения

Уже получили широкую известность и автомобили ГАЗ-2330 «Тигр», представляющие еще одно важное направление армейских автомобилей ГАЗ. Эти автомобили, оснащенные мощным двигателем Cummins с механической или автоматической КП, обладают высокими динамическими свойствами. Существует два варианта этих автомобилей: защищенный, с кузовом для экипажа до 10 человек – для МО и других силовых структур, и автомобиль гражданского назначения с различными грузопассажирскими кузовами. В гражданском варианте автомобили выпускаются заводом с 2005 года, а автомобили для МО заканчивают сейчас государственные испытания.

Русские военные машины снабжения

Автомобили ГАЗ-39371 «Водник» были разработаны по заказу МО РФ и положили начало новому поколению военных автомобилей с кузовами модульной конструкции. Такая конструкция автомобилей «Водник» позволяет унифицировать шасси для автомобилей различного назначения, в том числе боевого, хозяйственного или санитарного. В случае необходимости боевой модуль может быть переставлен с вышедшего из строя шасси на шасси автомобиля обеспечения, что повышает выживаемость боевых единиц. В настоящее время автомобили «Водник» выпускаются на арзамасском машиностроительном заводе в двух вариантах: с дизелем ЯМЗ-534.10 (160 л.с.) и ГАЗ-5621 (175 л.с.), а также в двух комплектациях заднего модуля – с боевым модулем БПУ-1 и с модулем для перевозки личного состава.

Русские военные машины снабжения

У Горьковского автозавода есть и совершенно новое семейство автомобилей с модульной конструкцией кузова, которое может поступать в силовые структуры. Речь идет о семействе автомобилей «Каратель» грузоподъемностью 1…2 и 5 т. Эти автомобили, созданные по заказу МО РФ по принципу «двойного применения», могут быть использованы как в армии, так и в гражданских условиях (соответственно упрощенных). В семейство могут входить легковые (командирские) автомобили и шасси с колесными формулами 4х4 и 6х6 под монтаж вооружения или специального оборудования.

Русские военные машины снабжения

Русские военные машины снабжения

Русские военные машины снабжения

Отдельное направление работы ГАЗа – создание и производство гусеничных машин. В настоящее время основной гусеничной машиной является выпускаемый Заволжским заводом гусеничных тягачей плавающий снегоболотоход ГАЗ-34039 с дизельным двигателем Д-254.12. В 2007 году предусматривается выпуск ГАЗ-34039 с более мощным двигателем Д-245.7.

С 2005 года налажен серийный выпуск малогабаритного гусеничного снегоболотохода в грузовой версии ГАЗ-34091 «Бобр» и заканчивается подготовка к производству пассажирской модификации «Бобра» – ГАЗ-3409. Опытно-промышленная партия «Бобров» уже хорошо себя зарекомендовала в летних и зимних пробегах по пересеченной местности на Крайнем Севере, в средней полосе и горной местности.

Русские военные машины снабжения

На смену своим предшественникам с бензиновыми двигателями с 2003 года проходит испытания модернизированный многоцелевой бронированный транспортер-тягач ГАЗ-3402Д со 136-сильным дизелем Д-245.9. Из перспективных разработок ЗЗГТ в области гусеничных тягачей можно отметить плавающий двухзвенный транспортер двойного назначения ГАЗ-3340 особо легкой весовой категории грузоподъемностью 2 т. Есть все предпосылки создания в дальнейшем на его базе целого семейства транспортеров военного и народно-хозяйственного назначения.

Русские военные машины снабжения

С середины 1990х годов УралАЗ поставляет для армии автомобили унифицированного семейства «Мотовоз-1», которое включает в себя базовые автомобили 4х4, 6х6 и 8х8 грузоподъемностью от 4 до 15 т, и это семейство с учетом современных разработок постоянно пополняется новыми модификациями. С 2005 года совместно с московским ОАО «НИИ Стали» организовано серийное производство автомобиля «Урал-4320071031» со скрытым бронированием. А с новыми радиальными шинами появилась возможность с 2006 года наладить серийный выпуск автомобиля «Урал-432043» с повышенной до 7,5 т грузоподъемностью и соответственно увеличенными монтажными возможностями. В ближайшее время на автомобилях «Урал», возможно, начнут применять новую кабину повышенной комфортности, модульные аккумуляторные батареи и конденсаторы системы пуска. В перспективе – применение мультиплексной электропроводки, встроенной бортовой системы диагностики, гидромеханической или механической трансмиссии с автоматизированным управлением, тормозной системы с АБС и ПБС.

Русские военные машины снабжения

Расширить диапазон грузоподъемности автомобилей «Урал» до 24 т на заводе решили путем создания автомобильных шасси «Урал-632361» с колесной формулой 10х10, с максимальным использованием уже освоенных в производстве узлов и агрегатов.

Перспективное направление, в котором работает автозавод, – разработка и освоение семейства автомобилей нового поколения, созданного по принципу модульного конструирования с применением унифицированных узлов и агрегатов. Новое семейство должно заменить собой все типы внедорожных автомобилей, выпускаемых в Миассе: с колесными формулами 4х4, 6х6, 8х8 и 10х10. Для этого семейства разрабатывается новая панельно-каркасная кабина, унифицированная для всего нового семейства, и может быть применена на автомобилях как капотной, так и бескапотной компоновки. Эта кабина создана с расчетом установки как скрытого, так и навесного бронирования.

Читайте также:  Масло в акпп вольво хс70 дизель

Русские военные машины снабжения

КАМАЗ

В настоящее время камский автогигант для МО выпускает две группы автомобилей армейского назначения. К первой группе относятся машины (семейство КамАЗ-43114), которые скоро должны покинуть конвейер. Ко второй – автомобили многоцелевого назначения семейства «Мустанг». Это семейство освоено в производстве, и технический уровень «Мустангов» позволяет в течение ближайших 10 лет проводить последовательную модернизацию автомобилей семейства в целях наиболее полного удовлетворения потребностей МО. В инициативном порядке ОАО «КАМАЗ» продолжает постоянно расширять это семейство. В частности, это касается создания автомобилей с открытым и скрытым бронированием кабины. Из последних разработок челнинцев можно отметить несколько новых автомобилей. Среди них специальный четырехосный артиллерийский тягач на базе КамАЗ-6350 для буксировки орудий. Кабина, отсек расчета, днище силового агрегата, бензобаки и аккумуляторный отсек со скрытым бронированием – по V классу защиты. В оборудование входят манипулятор для погрузки и разгрузки боеприпасов и бортовая платформа. Для замены в десантных войсках снятых с производства автомобилей ГАЗ-66 подготовлен авиадесантируемый автомобиль КамАЗ-43501. Для перевозки составных частей понтонного парка предназначен КамАЗ-53501, который способен заменить используемые ранее в понтонном парке автомобили КрАЗ украинского производства.

Русские военные машины снабжения

Русские военные машины снабжения

Русские военные машины снабжения

Русские военные машины снабжения

Большие надежды ОАО «КАМАЗ» возлагает на совместную с МГТУ им. Баумана разработку – бронеавтомобиль КамАЗ-43269 «Выстрел». Он предназначен для сопровождения колонн, патрулирования в зонах вооруженных конфликтов, перевозки личного состава или даже для монтажа некоторых образцов вооружения. Основное преимущество «Выстрела» перед БТР – меньшая стоимость и намного больший ресурс агрегатов. В настоящее время «Выстрел» проходит государственные испытания, по итогам которых будет принято решение о возможности применения такого типа бронеавтомобилей в Вооруженных cилах. В дальнейшем камские автостроители планируют расширить семейство «Выстрелов» путем создания трех и четырехосных бронеавтомобилей этого типа, а также создать совершенно новое единое унифицированное семейство армейских многоцелевых автомобилей грузоподъемностью от 4 до 15 т.

Русские военные машины снабжения

В настоящее время на Брянском автомобильном заводе серийно выпускаются автомобили семейства «Вощина-1». В это семейство входит пять автомобилей, удовлетворяющих ТТЗ МО. На базе узлов и агрегатов армейских автомобилей были разработаны различные шасси и тягачи для народного хозяйства. Но сегодня уже стало ясно, что для военных потребителей брянских автомобилей требуются машины с более высокими ТТЗ, чем те, которые имеются у армейских модификаций семейства «Вощина-1», поэтому завод в 2005 году начал работу по повышению технических характеристик и расширению модельного ряда шасси и тягачей, поставляемых МО РФ.

В качестве базовых для этих работ были взяты шасси и тягачи, используемые в народном хозяйстве. Уже проведены испытания шасси БЗКТ-69096 (10х8) грузоподъемностью 30 т на предмет возможности монтажа на этом шасси комплекса С 300. К этому и другому шасси БЗКТ-6909 грузоподъемностью 22 т уже проявили интерес производители и других видов вооружения. В 2005 году завершились государственные испытания войсковой версии 50-тонного крана КС-6973БМ на шасси Брянского автозавода.

Русские военные машины снабжения

В ближайших планах БАЗа – повышение технических характеристик автомобилей в рамках нового семейства автомобилей «Вощина-2», выпуск которых могут начать в 2007 году. Новое семейство будет расширено за счет освоения шасси с колесной формулой 10х10 и 12х12, которые отсутствовали в армейском семействе «Вощина-1». Верхний предел грузоподъемности шасси будет повышен до 40 т. Отдельное внимание при разработке нового семейства будет уделено бортовой информационно-управляющей системе и разработке типоразмерного ряда гидромеханических коробок передач. Эти работы были запланированы для семейства «Вощина-1», но не были выполнены в полном объеме из-за проблем с финансированием.

В рамках журнальной публикации невозможно подробно рассказать о планах всех автомобилестроительных предприятий, сотрудничающих с Министерством обороны России, поэтому мы выбрали российские заводы, активно работающие сегодня в сфере производства армейских автомобилей.

Военная автомобильная техника (ВАТ) является основой обеспечения тактической и оперативной подвижности подразделений и частей, сухопутных и других видов и родов войск. В настоящее время на автомобильные базовые шасси монтируется более 1,5 тыс. образцов вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ), что составляет около 95% от общего количества наземного подвижного ВВСТ.

Типаж ВАТ представляет собой основной документ формирования единой технической политики в области разработки и применения всей гаммы образцов ВАТ. Определяет в целом требуемый военно-технический уровень ВАТ и включает в себя армейские автомобили многоцелевого назначения, прицепы и полуприцепы, специальные колесные шасси и тягачи, гусеничные транспортеры-тягачи многоцелевого назначения.

История создания и развития первых образцов ВАТ начинается с 1930 года. Вооруженные Силы СССР снабжались автомобилями в соответствии с планами, разработанными ЦАВТУ МО и утвержденными Генеральным штабом ВС СССР. В результате в ВС использовались разномарочные автомобили, практически не унифицированные между собой.

В послевоенные годы в Советском Союзе возникает потребность в специализированной автомобильной технике, в которой были бы заложены возросшие специфические требования современной армии, в том числе такие, как значительная динамика транспортных средств, большая грузоподъемность и проходимость при высокой надежности. По инициативе заместителя министра обороны, Маршала Советского Союза Г.К. Жукова принимается постановление СМ СССР № 1258-563сс от 25 июня 1954 года «О совершенствовании и создании новых образцов артиллерийских систем и тягачей». Этим постановлением предусматривалась организация на московском (ЗиС) и минском (МАЗ) автозаводах специальных конструкторских бюро (СКБ), главной задачей которых являлось создание многоосных колесных машин для нужд Министерства обороны страны.

Приказом заместителя министра обороны СССР Маршала Советского Союза А. Василевского от 12 октября 1954 года в городе Петродворце Ленинградской области был сформирован «Научно-исследовательский институт по гусеничным и колесным артиллерийским тягачам и транспортерам для проведения научно-исследовательских работ по дальнейшему совершенствованию существующих и созданию новых образцов гусеничных и колесных тягачей, транспортеров, автомобилей высокой проходимости и двигателей к ним отвечающим современным требованиям Вооруженных Сил». В 1959 году, в результате объединения этого НИИ и Научно-исследовательского и испытательного автотракторного полигона в подмосковных Бронницах, ведущего свою историю от экспериментальной мастерской 557-го автотранспортного батальона, образованной в марте 1943 года, в Бронницах был основан 21-й Научно-исследовательский испытательный институт МО РФ, ныне – Научно-исследовательский испытательный центр автомобильной техники 3-го Центрального НИИ (НИИЦ АТ 3-го ЦНИИ) МО РФ.

Снижение номенклатуры ВАТ, изменение требований войск и разработка новых образцов ВВТ потребовали в период с 1959 по 1960 год от специалистов ЦАВТУ МО и 21 НИИИ проведения большой работы по оценке существующего парка с учетом развития ВВТ, потребностей войск в автомобильной технике. В результате был разработан первый типаж автотракторной техники на 1961–1965 годы. Типаж был утвержден постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР в декабре 1960 года и введен в действие приказом Министра обороны СССР.

Автомобильные заводы, как правило, производили автомобили одного из классов грузоподъемности: ОАО «УАЗ» – класса грузоподъемности 1,0 т; ОАО «ГАЗ» – 2,5 т; АМН АМО «ЗИЛ» – 4,0 т; ОАО «Автомобильный завод «Урал» и ОАО «КАМАЗ» – 6,0 т.

Стремительное развитие ВВСТ привело к тому, что уже во время действия первого типажа ВАТ войсками были предъявлены новые, повышенные требования. В рамках данных требований с течением времени 21 НИИИ провел комплексные научно-исследовательские работы по обоснованию типажей ВАТ вплоть до 2010 года.

В результате реализации типажа ВАТ 2001–2010 годов были разработаны и производятся семейства АМН «Мотовоз-1» (ОАО «Автомобильный завод «Урал») и «Мустанг» (ОАО «КАМАЗ»). Каждое из них включает АМН классов грузоподъемности от 2,5 до 15,0 т, что позволило унифицировать армейские автомобили и сократить их многомарочность в ВС.

В основу разработки типажа ВАТ 2011–2020 годов, согласованного со всеми заказчиками ВВСТ и утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации от 26 ноября 2012 года №3535, была положена Концепция развития военной автомобильной техники Вооруженных Сил Российской Федерации на период до 2020 года. Реализация положений концепции потребовала существенной переработки системы технических требований к классам военной автомобильной техники.

Опыт применения автомобильной техники в современных военных конфликтах показывает востребованность и высокую эффективность использования защищенных автомобилей как в боевых условиях, так и для обеспечения жизнедеятельности войск. Они широко применяются в качестве машин разведки и управления войсками, средств подвижности вооружения и военной техники, для перевозки личного состава и воинских грузов, сопровождения военных колонн и патрулирования в зоне военных конфликтов и в ряде других мероприятий. Большое развитие и совершенствование бронированные автомобили получили в ходе войны коалиционных сил стран НАТО в Ираке и Афганистане. Исходя из зарубежного и собственного опыта войн в Афганистане и на Кавказе, а также для ликвидации существующего разрыва между отечественной бронированной ВАТ и зарубежными аналогами, руководство страны в очередной раз поставило задачу оснащения Вооруженных Сил Российской Федерации современными образцами бронированной ВАТ.

Решением поставленных задач являются Концепция комплексной защищенности бронированной колесной военной автомобильной техники на период до 2020 года, типаж защищенной ВАТ, а также ОКР «Тайфун» по разработке перспективной высокозащищенной ВАТ, проходящей государственные испытания и опытную эксплуатацию в ВС РФ.

Начиная с 2015 года основные усилия по оснащению парка ВС РФ будут направлены на перспективные, принятые на снабжение в последние годы образцы. Для решения этой задачи выработана программа перевооружения, утвержденная Президентом Российской Федерации, в которой предусмотрена закупка автомобилей общевойскового назначения (семейства «Мустанг», «Мотовоз», «Торнадо-М»), защищенных автомобилей («Тайфун-У» и Тайфун-К») и специальных бронированных автомобилей («Тигр», «Скорпион»).

Читайте также:  Замена фильтра салона джетта 6

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Виноградов Павел Валентинович

В статье рассматривается вопрос о снабжении русской армии автомобилями в годы Первой мировой войны, который позволяет выявить основные проблемы в организации и осуществлении военно-технического сотрудничества Российской империи с союзниками по Антанте .

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Виноградов Павел Валентинович,

FOREIGN CAR DELIVERY AS AN EXAMPLE OF MILITARY-TECHNICAL COOPERATION OF RUSSIA WITH ALLIES DURING THE WORLD WAR I

The article deals with the supply of Russian army with automobiles during the World War I. The author discusses the main problems in management and implementation of the military-technical cooperation of the Russian Empire with the Entente allies .

Текст научной работы на тему «Иностранные поставки автомобилей как пример военно-технического сотрудничества России с союзниками в годы Первой мировой войны»

Виноградов Павел Валентинович

кандидат исторических наук, доцент кафедры естественно-научных и специальных дисциплин

Дальневосточной пожарно-спасательной академии -филиала Санкт-Петербургского университета Государственной противопожарной службы МЧС России

ИНОСТРАННЫЕ ПОСТАВКИ АВТОМОБИЛЕЙ КАК ПРИМЕР ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА РОССИИ С СОЮЗНИКАМИ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ [1]

В статье рассматривается вопрос о снабжении русской армии автомобилями в годы Первой мировой войны, который позволяет выявить основные проблемы в организации и осуществлении военно-технического сотрудничества Российской империи с союзниками по Антанте.

Антанта, союзники, автомобиль, кризис вооружений, Главное военно-техническое управление, иностранные поставки, военно-техническое сотрудничество, посредник.

Vinogradov Pavel Valentinovich

PhD in History, Assistant Professor, Natural Sciences and Special Disciplines Department, Far East Fire and Rescue Academy, branch of Saint Petersburg University of State Fire Service of EMERCOM of Russia

FOREIGN CAR DELIVERY AS AN EXAMPLE OF MILITARY-TECHNICAL COOPERATION OF RUSSIA WITH ALLIES DURING THE WORLD WAR I [1]

The article deals with the supply of Russian army with automobiles during the World War I. The author discusses the main problems in management and implementation of the military-technical cooperation of the Russian Empire with the Entente allies.

Entente, allies, automobile, munition crisis, Central Military and Technical Directorate, foreign supplies, military-technical cooperation, mediator.

Первая мировая война выявила глубокий кризис в снабжении российской армии оружием и предметами военного назначения. Военная промышленность Российской империи оказалась неподготовленной к затяжной и крупномасштабной войне и не могла в кратчайшие сроки удовлетворить потребности вооруженных сил в оружии, боеприпасах и другом военном имуществе.

Российское правительство, видя, что в ближайшее время не представляется возможным справиться с «кризисом вооружений» за счет собственных ресурсов, обратилось к закупкам военно-технического имущества у союзников по Антанте.

В российской армии возник дефицит не только традиционных средств вооружений, приведший к широко известному «ружейному» и «снарядному» голоду, но и современного оружия и технических средств оснащения войск, в частности автомобилей.

До начала войны вопрос о создании специализированных автомобильных подразделений, а также моторизации армии в ведущих европейских государствах практически не подымался. Дело ограничивалось созданием специализированных подразделений, выполняющих специфические задачи. Попытки моторизации армии во всех странах были робкими, военные опасались и не доверяли новой, причем иногда не совсем надежной технике, полагаясь на проверенный годами железнодорожный и гужевой транспорт.

В Российской империи вопрос о моторизации армии был поднят на заседании Военного совета 14.03.1910 г. Главное управление Генерального штаба (ГУГШ) на основе анализа развития автомобильной промышленности в странах Западной Европы и эксплуатации автомобилей в армиях Германии и Франции сделало вывод о необходимости замены хотя бы части обозных повозок на автомобили и подготовки соответствующих специалистов. О снабжении армии санитарными машинами, броневиками и тракторами речи не велось. Пожелания военных были скромными. Одной из главных причин такой робости военного ведомства являлось отсутствие в России развитой автомобильной промышленности. Один Русско-Балтийский завод, выпускавший автомобили, не мог удовлетворить все потребности армии в автомобилях, поэтому в страну активно ввозилась автотехника, произведенная за рубежом. Так, к 1913 г. доля автомобилей отечественной сборки не превышала 3 % [2, с. 53].

На основе представления управления Генерального штаба в Петербурге была создана учебная автомобильная рота, а в девяти железнодорожных батальонах учреждались по пятой

роте для обслуживания автомобилей в составе 4 офицеров и 150 рядовых [3, с. 8]. В течение последующих двух лет проводились испытания легковых и грузовых автомобилей, показавшие полную пригодность автотранспорта для транспортировки грузов. В 1912 г. по итогам испытаний для приобретения автомобилей за границу была отправлена специальная комиссия, закупившая в течение года 554 грузовых и 42 легковых автомобиля.

В 1913 г. военным министром был представлен план развития автомобильного дела в армии, рассчитанный на шесть лет и включенный в «Большую программу» перевооружения армии. План предусматривал создание дополнительно 39 автомобильных рот, запасного батальона и автомобильной роты в Сибири, реорганизацию учебной роты в Петербурге в автомобильную школу [4, с. 11]. До начала войны удалось сформировать только 5 автомобильных рот и 6 отдельных команд. В каждой роте по штатам мирного времени предполагалось иметь 55 грузовиков, 14 автомобилей вспомогательного назначения (цистерны, мастерские и т. д.) и 4 мотоцикла. Всего же к 1914 г. в русской армии насчитывалось 711 штатных автомобилей и 101 мотоцикл, распределенных по различным воинским частям.

С началом войны, согласно утвержденному 17.07.1914 г. Закону об автомобильной повинности, от частных владельцев было принято 475 грузовых и 5 362 легковых автомобиля. Причем большинство автомобилей было германского и австро-венгерского производства, а их разнома-рочность была очень высокой [5, с. 114]. В результате с началом войны ситуация с автомобильным транспортом в стране стала критической. Отсутствие запасных частей к основной массе немецких автомобилей не позволяло эффективно их использовать в войсках. В итоге России в условиях разразившейся мировой войны пришлось полностью менять свой автомобильный парк.

Определение примерного количества автомобилей, необходимых для удовлетворения потребностей армии, оказалось нелегкой задачей, так как военные действия лишили значимости все довоенные выкладки о предполагаемых масштабах войны. Приходилось учитывать непосредственно военные и текущие потери автомобилей, а также финансовые возможности государства. Поэтому в первый год войны правительственные ведомства не предлагали долговременные программы закупок автомобилей, ограничиваясь текущими потребностями армии.

27.07.1914 г. решением Главного военно-технического управления (ГВТУ) для укомплектования различных частей российской армии необходимо было приобрести за границей 843 автомобиля. Причем ГВТУ предполагало закупить любые автомобили, которые удастся, без каких-то особых технических требований.

Стоит отметить, что неопределенность с техническими характеристиками и спецификациями на заказываемое в союзных государствах военно-техническое имущество являлась ахиллесовой пятой большинства российских заказов в начале войны. Так, один из членов Англо-русской комиссии, размещавшей военные заказы в Великобритании, отмечал: «Требования в нашу лондонскую комиссию поступают от разных ведомств и учреждений независимо друг от друга, и получить ясную и исчерпывающую картину о наших нуждах до сих пор невозможно» [6].

С целью закупки автомобилей в конце августа 1914 г. в Великобританию была командирована специальная миссия во главе с полковником Секретовым. При осуществлении закупок автомобилей члены комиссии либо непосредственно вступали в переговоры с представителями фирм производителей, либо прибегали к услугам посредников, что, впрочем, в обоих случаях не гарантировало выполнения заказов в полном объеме и в указанный по контрактам срок. Использование услуг посредников приводило к удорожанию цен на автомобили. Рекомендованная Сек-ретову английским правительством Британская инженерная компания получила за свое содействие 15 % комиссионных от суммы заказа. А автомобильная фирма «Будфорт» вместо обещанных 96 машин смогла предоставить только 30, переоценив свои производственные возможности [7, с. 200]. Членам миссии регулярно приходилось напоминать производителям о своевременном выполнении заказов. Фирмы-производители недостаточно энергично занимались производством автомобилей и только по настоянию комиссии поставили работу на заводах в две смены [8]. В итоге до конца 1914 г. миссии удалось приобрести 1 276 автомобилей различных марок и назначения, из которых в Россию было доставлено 1 216 единиц [9, с. 200]. К каждой автомашине согласно условиям контракта прилагались запасные части в комплекте, однако на деле поставщики запаздывали с предоставлением комплектующих, поэтому последние грузились беспорядочным образом на различные теплоходы, в связи с чем в России возникали существенные трудности в ремонте купленных автомобилей.

В августе 1914 г. постановлением Военного совета было решено приобрести в союзных государствах – Великобритании, Франции, Италии дополнительно 1 906 автомобилей, а в октябре еще 25 единиц. Кроме того, у населения Финляндии было куплено до конца 1914 г. 108 автомобилей и две партии американских грузовиков фирмы «Уайт» в количестве 284 единицы [10, с. 201].

В феврале 1915 г. Военный совет разрешил ГВТУ закупку партии машин в количестве 3 511 единиц на общую сумму 40 млн р. [11, с. 35]. При этом Военный совет рекомендовал, чтобы данный заказ был равномерно распределен между американскими и европейскими фирмами ввиду превосходства по качеству автомобилей последних по сравнению с американскими [12, с. 37]. Однако на практике основная масса автомобилей – 2 348 единиц была приобретена в Америке при посредничестве фирмы «Гастон» и банка «Маврикий Нелькен», представители которых самым теснейшим образом были связаны с неким господином Метальниковым, который имел прямой доступ к военному министру Сухомлинову, и только 1 045 машин были куплены во Франции и Италии [13, с. 255].

Читайте также:  Шевроле тахо или ленд крузер 200

22.04.1915 г. Военным советом была одобрена закупка новой партии машин в количестве 3 217 единиц на сумму в 86 млн р.

Для оплаты первых еще не систематических и не столь масштабных закупок автомобилей царскому правительству потребовалось 128 млн р., притом что за рубежом приобретались не только автомобили, но и другие предметы снабжения, на которые тоже нужны были денежные средства.

С большим трудом министру финансов П.Л. Барку удалось рассчитаться с первыми иностранными заказами, утвержденными Советом министров 23.09.1914 г. При этом правительство пока не имело исчерпывающей и полной информации о необходимом армии военно-техническом имуществе. В октябре 1914 г. Министерству финансов для оплаты заказов до конца года было необходимо 250 млн р., в то время как размер свободной валюты на счетах составлял лишь 2,9 млн р. [14, с. 208]. Выход из сложившейся ситуации правительству виделся в получении займов у союзников по Антанте – Англии и Франции. Переговоры, проведенные министром финансов П.Л. Барком со своими французскими и английскими коллегами, показали, что единственным крупным кредитором России может быть только Великобритания. Последняя соглашалась предоставлять займы на следующих условиях: кредиты должны были обеспечиваться русским золотом; львиная доля финансовых средств, получаемых российским правительством, должна была идти в первую очередь на оплату военных заказов в самой Англии и лишь в строго фиксированных суммах в США и Японии. Именно в таком контексте были заключены российско-английские соглашения 1915 и 1916 гг., по которым царское правительство получило 450 млн ф. ст., т. е. 4.5 млрд р., из которых и оплачивались иностранные заказы, в том числе и автомобилей.

Первый систематический план закупок автомобилей был разработан ГВТУ и утвержден Особым совещанием по обороне государства в ноябре 1915 г. Общая плановая потребность армии в автомобильной технике определялась в 24 500 автомобилей, 16 500 мотоциклов, 500 штук прицепных повозок, на что требовалось 164 млн р. В счет реализации плана до 1916 г. было приобретено 11 164 автомобиля различных модификаций и 8 893 мотоцикла, причем 7 594 автомобиля и 5 893 мотоцикла были закуплены в США [15, с. 257].

Однако даже такие объемы закупок не могли удовлетворить наличествовавшую потребность вооруженных сил в автотранспорте. На Петроградской конференции союзников в феврале 1917 г. российская сторона озвучила свою потребность в автомобилях на текущий год в количестве 35 тыс. штук.

Всего к июлю 1917 г. в составе российской армии числилось 12 377 автомобилей различных марок, а за четыре года войны было приобретено, с учетом иностранных поставок, 24 978 единиц [16, с. 201]. В процентном отношении заграничные поставки автомобилей составили даже большую цифру, чем в период Великой Отечественной войны: 79,3 % против 32,8 % [17].

Отрицательное влияние на объемы поставок автотехники, особенно в 1914-1915 гг., оказывало отсутствие четкой схемы их размещения. Фактически Главное военно-техническое управление, впрочем как и другие правительственные ведомства, самостоятельно занималось размещением заказов за рубежом, используя услуги посредников, что вело к удорожанию контрактов. Подобная система организации закупок оружия создавала благоприятную среду для проведения финансовых махинаций различными аферистами. Поэтому нередко оказывалось, что компании, рекомендованные посредниками, с которыми государственные ведомства заключали контракты, существовали только «на бумаге» либо не имели развитой производственной базы, позволяющей выполнять заказы в полном объеме. В итоге контракт объявлялся расторгнутым, а российские представители искали новые фирмы. Комиссионеры же, получив задаток, в некоторых случаях попросту исчезали.

Пресечь подобную практику удалось, образовав особые межгосударственные закупочные комиссии в Великобритании, Франции и США, создав, таким образом, к концу 1915 г. централизованный механизм военно-технического сотрудничества. Совет министров в начале 1916 г. постановил, что «. все заказы правительственных учреждений и лиц должны идти через соответствующие правительственные, а не общественные организации» [18].

На размеры иностранных поставок также серьезное влияние оказывали финансовые возможности царского правительства. С середины 1915 г. оплата военных заказов за рубежом осуществлялась за счет займов, предоставленных союзниками, главным образом Великобританией. Выявилась жесткая зависимость объемов российских заграничных поставок вооружений от размеров кредитов, предоставляемых Великобританией.

Существенным фактором, влиявшим на военно-техническое сотрудничество, являлся промышленный потенциал союзников. Все воюющие государства столкнулись с задачами перевода экономики на военные рельсы, расширения военного производства, которые требовали длительного времени для их исполнения. Иностранные заводы, не приспособленные для быстрого и массового выпуска продукции, были не в состоянии оперативно исполнить русские военные заказы, что неизбежно вело к срыву в выполнении обязательств, значительным задержкам в производстве военного имущества, а также в некоторых случаях к низкому качеству произведенной продукции.

Значимыми факторами несвоевременных поставок автомобилей в Россию являлись нехватка транспортных судов и невозможность оперативного вывоза грузов из портов назначения.

Основным пунктом доставки автоимущества являлся Архангельск, отличавшийся ограниченным периодом навигации. Белое море большую часть года покрыто льдом, исключая летние месяцы. Лишь благодаря работе ледоколов навигацию удавалось продлевать до января [19, с. 238]. Но это не исключало задержек с доставкой грузов в Архангельск. Пароход «Тарсия», доставлявший машины, купленные комиссией полковника Секретова, был затерт во льдах, а пароходы «Кнут-Ярл» и «Луга» также с партией автомобилей, будучи остановлены льдами, вынуждены были уйти в порт Александровск на берегу Кольского залива и вернулись с грузом в Архангельск лишь в навигацию 1915 г. [20, с. 31].

В ноябре 1915 г. свыше б0 транспортных судов, разбросанных на протяжении тридцати миль, были затерты во льдах у Архангельска [21]. Порт Архангельска оказался слабо приспособлен для разгрузки большого количества грузов как по своему техническому оснащению, так и по количеству складочных мест. Причальных линий было недостаточно, портовых кранов не хватало. Грузы, из-за отсутствия достаточного количества крытых складов, приходилось оставлять под открытым небом, где под воздействием погодных условий они быстро приходили в негодность. Французские представители отмечали, что в Архангельске зимой 1916 г. они на санях проезжали по крышкам ящиков с оборудованием, поставленным в Россию еще летом 1915 г. [22, с. 195]. Железная дорога, шедшая к Архангельску, по своей пропускной способности и подвижному составу совершенно не соответствовала требованиям времени. В итоге столь ценные и необходимые армии автомобили и другие стратегические материалы, закупленные за рубежом с большим трудом, мертвым грузом лежали в порту Архангельска.

Все эти факторы в совокупности оказывали существенное влияние на объемы заказов автомобилей. В итоге масштабные заказы и закупки автотехники удалось произвести лишь в 1915 г., а основные поставки автомобилей пришлись на 1916-1917 гг.

Ссылки и примечания:

1. Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 15-01 -00220.

2. Кирилец С., Канинский Г. Автомобили русской императорской армии. М., 2010.

3. Козлов Н. Очерк снабжения русской армии военно-техническим имуществом. М., 1926.

5. Кирилец С., Канинский Г. Указ. соч. С. 114.

6. РГВИА (Рос. гос. воен.-ист. арх.). Ф. 2003. Оп. 1. Д. 1735. Л. 15.

7. Кирилец С., Канинский Г. Указ. соч. С. 200.

8. РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Д. 5415. Л. 52.

9. Кирилец С., Канинский Г. Указ. соч. С. 200.

10. Там же. С. 201.

11. Козлов Н. Указ. соч. С. 35.

13. Сидоров А.Л. Экономическое положение России в годы Первой мировой войны. М., 1973.

14. Сидоров А.Л. Финансовое положение России в годы Первой мировой войны (1914-1917). М., 1960.

15. Сидоров А.Л. Экономическое положение . С. 257.

16. Кирилец С., Канинский Г. Указ. соч. С. 201.

17. Степанов А.И. Россия в Первой мировой войне: геополитическое положение и революционная смена власти. М., 2002 ; Стеттиниус Э. Загадки ленд-лиза. М., 2000.

18. РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Д. 5401. Л. 70.

19. Вильсон Х. Морские операции в мировой войне 1914-1918 гг. М., 1935.

20. Козлов. Н. Указ. соч. С. 31.

21. РГВИА. Ф. 2003. Оп. 1. Д. 1492. Л. 235.

22. Игнатьев А. Пятьдесят лет в строю. М., 1959. Т. 2.

Ignatiev, A 1959, Fifty years in the ranks, Moscow, vol. 2, (in Russian). Kirilets, S & Kaninskiy, G 2010, Cars Russian Imperial Army, Moscow, (in Russian). Kozlov, N 1926, Essay supply Russian army military equipment, Moscow, (in Russian). Sidorov, AL 1960, The financial position of Russia in the First World War (1914-1917), Moscow, (in Russian). Sidorov, AL 1973, The economic situation in Russia during the First World War, Moscow, (in Russian). Stepanov, AI 2002, Russia in World War I: the geopolitical situation and the revolutionary change of power, Moscow, (in Russian).

Stettinius, E 2000, Riddles Lend-Lease, Moscow, (in Russian).

Wilson, H 1935, Marine Operations in World War II 1914-1918, Moscow, (in Russian).

Добавить комментарий

пять × 5 =